Номер: 20-011-00485

Название: Делиберативная аргументация между рассуждением и действием

РуководительЛисанюк Елена Николаевна, доктор философских наук

Организация финансирования, регионфедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный университет", г Санкт-Петербург

Проект нацелен на создание комплексной концепции делиберативной аргументации, включающей понятийный аппарат, функциональные модели ее различных аспектов и корпус формализмов для репрезентации различных типов обоснования действия, моделирования процессов порождения, выдвижения, защиты и критики делиберативных аргументов, а также алгоритмы поиска решений споров. Делиберативная, или практическая, аргументация касается того, что нужно делать в данной ситуации и как надлежит поступить, чтобы достичь желаемой цели. Она отличается от дискурсивной аргументации по поводу истинности предложений по типу обоснования (конкуренция намерений, действий или целей в делиберациях и отбрасывание неистинных предложений в дискурсе) и характеру убеждения (когнитивного в дискурсе и акционально-когнитивного в делиберации).

Главная научная идея проекта заключается в самостоятельном характере делиберативной аргументации, не сводимой ни к дискурсивным рассуждениям в силу общей с ними когнитивной направленности, ни к принятию решений и рациональному поведению из-за их акциональных оснований. Эта идея подразумевает новый взгляд на все три раздела делиберативной аргументации: порождение аргумента, его предъявление в диалоге и его оценку аудиторией.

Научная значимость полученных результатов продиктована широтой использования делибераций в разных областях знания и практики, от политики, права, морали и философии действия до когнитивной науки, психологии, ИИ и поведенческой экономики. Комплексная концепция делиберативной аргументации даст новый импульс развитию теории аргументации и будет способствовать получению новых результатах в других областях, опирающихся на делиберации в своих научных изысканиях. Одним из результатов проекта будет классификация ПО для репрезентации делиберативной аргументации и рекомендации для разработки отечественного ПО с функцией поиска решений, что обеспечит опережающее развитие цифровых технологий в данной области. Прикладная значимость полученных результатов связана, в основном, с созданием формализмов и методологии их применения, которые внесут вклад в цифровое регулирование делибераций, включая публичную сферу. Эти результаты найдут применение в обучении критическому, системному и креативному мышлению. Результаты исследования будут опубликованы в научных статьях в рецензируемых научных журналах и доложены на научных конференциях.


ОТЧЁТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Аннотация результатов, полученных в 2020 году

План исследований и мероприятий 2020 г., в целом, выполнен, запланированные результаты получены. Исследования фокусировались на задачах создания новой концепции делиберативной аргументации, для чего была предложена новая классификация типов делиберативного обоснования, уточнена их функциональная реализация в споре, а также социальный и коммуникативный (перлокутивный) эффект, ожидаемый сторонами; обновлена таксономия схем аргументации о действиях и установлены особенности тематической реализации такой аргументации; выявлены основные направления изменения эпистемических установок агентов делиберативного спора; проведены подготовительные работы по созданию комплексной классификации ПО для ее моделирования. Значительная часть результатов является новой, выполнена на мировом уровне и отличается оригинальностью.

Делиберативная аргументация представляет собой конкуренцию обоснований и не может быть сведена к обоснованию в элементарном единичном несмешанном споре, в отличие от дискурсивной аргументации, она подразумевает убеждение и противостояние, по меньшей мере, двух противоположных точек зрения по обсуждаемому вопросу. Существует два основных типа делиберативной аргументации – о намерениях относительно желаемой цели, обеспечивающих ее наиболее эффективное достижение, и о целях относительно данной, как правило, затруднительной, ситуации, позволяющих ее наилучшим образом преодолеть. Понимание агентом существа аргументативного действия предполагает его или её способность отождествлять такое действие с некоторым идеальным типом аргумента, который образован сочетанием известных типов схемы и структур. Это открывает возможности для интерпретации понимания процессов аргументации как процессов, аналогичных описанию и классификации, что, в свою очередь, даёт основания для разработки формально ориентированных протоколов понимания. Умение распознавать схемы и структуры аргументации признаётся фундаментальным коммуникативным навыком и занимает место в одном ряду со способностью осуществлять и анализировать акты референции и предикации. Аргументативная акциональность обеспечивает режим рациональности, обеспечивая доминирование дискурса делиберации  в условиях, когда рациональность ограничена, что позволяет увидеть основополагающую роль дискурса как стабилизатора социальных эффектов, связанных с ошибками и иными отклонениями от рациональности. В правовой дискуссии частным случаем смещения дискурса является аргумент к будущему, приемлемость которого связана с семантикой норм. В паттернах предъявления моральной аргументации в теоретических дискуссиях имеется ряд доводов против того, чтобы опираться на аргументы морального характера при выборе между конкурирующими теоретическими концепциями. Для делиберативной аргументации инвариантными являются такие аргументативные паттерны, как энтимема и «наведение» (пример), а квазиаргументативные паттерны, построенные на базе уловок аргументации, являются социально-исторически обусловленными. Логические структуры аргументации априорны, логическая корректность аргументации остается востребованной в любой исторический период, а специфика квазиаргументативных паттернов указывает на особенности того или иного исторического периода. Установление особенностей суперпозиции эпистемических и дедуктивных установок агентов в аспекте изменения эпистемических состояний агентов (на примере оператора знания) в ситуации обновления информации у агентов, использующих неклассические дедуктивные системы позволяет моделировать взаимодействие агентов аргументативного дискурса не только на базе классической логики, но и альтернативных системах. Новая схема аргументации «к выученной беспомощности» и корпус критических вопросов к ней может быть использована для проверки обоснованности делиберативных рассуждений, а также для моделирования новых рассуждений. Установление этой схемы вносит вклад в культуру критического мышления, позволяя идентифицировать эту актуальную фигуру аргументации в реальной речевой ситуации, осуществлять критику т оценку таких аргументов при помощи критических вопросов. Концептуальные основания функционирования ИТ-приложений, предназначенных для моделирования делиберативной аргументации разделены по двум основаниям –дескриптивный или нормативный характер и модифицируемость рассуждений. Данные критерии будут использованы при разработке корпуса критериев оценки ИТ-приложений для моделирования делиберативных рассуждений.

Ход исследований. В рамках решения задачи по созданию классификации типов обоснования в делиберативной аргументации было установлено, что делиберативная аргументация всегда представляет собой конкуренцию обоснований и не может быть сведена к обоснованию в элементарном единичном несмешанном споре, в отличие от дискурсивной аргументации. Это означает, что элементарным делиберативным спором является единичный смешанный спор, где обсуждается не менее двух точек зрения и имеется не менее двух активных позиций. Делиберативная аргументация всегда подразумевает убеждение, а также существование, по меньшей мере, двух противоположных точек зрения по обсуждаемому вопросу. Предложена классификация типов обоснования делиберативной аргументации, основанная на двух критериях: направленность делиберативного убеждения на намерение относительно той или иной цели или на избрание цели из множества целей релевантных относительно данной ситуации. В первом случае эффективность обоснования сводится к отбору наилучшего способа достижения поставленной цели путем выявления наилучшего обоснования в конкуренции обоснований для такого способа (намерения). Во втором речь идет о конкуренции целей, о том, какая цель наилучшим образом позволит разрешить трудность, содержащуюся в описании исходной ситуации, и о поиске наилучшего намерения для данной ситуации. Классификация типов обоснования в делиберативной аргументации была получена на основе анализа корпуса схем аргументации для правдоподобных аргументов, предложенной в диалектическом полходе Д.Уолтоном и Ф. Маканьо, а также при помощи специальных АДеКо-критериев приемлемости делиберативных аргументов, предложенных Лисанюк Е.Н. ранее в дополнение к стандартным ПРД- (ARS-) критериям приемлемости аргументов. АДеКо-критерии приемлемости делиберативных аргументов включают оценку эффективности действия по агентам, ценностям и последствиям.

Уточнено строение делиберативного аргумента с учетом классификации обоснований различных типов. Было установлено, что понимание агентом аргументации совпадает со способностью отождествлять фрагменты текста или речи, содержащие аргументы, с конкретными видами схем и структур аргументации, и понимание аргумента и демонстрация этого понимания неотличимы от описания того, как устроен аргумент, т.е. распознание аргумента и есть его оценка для адресата. Действие аргумента в значительной степени отождествляется самими субъектами аргументации как функция не столько от его содержательной, сколько от его формальной, структурной составляющей. Этот результат позволил рассмотреть поиск аргумента и его предъявление, в качестве формально- ориентированных действий агента, а не наполнение некоторых готовых форм релевантным содержанием.

Впервые описан и концептуализирован «аргумент к беспомощности» в рамках решения задачи по уточнению структуры обоснований разных типов и роли агентных намерений (интенций) в планировании действий по отношению к целям, ценностям, мнениям и желаниям агента. Разработана новая схема аргументации для «аргумента к беспомощности» и корпус критических вопросов к ней. Методологически разработка основана на диалектическом подходе Д. Уолтона. При разработке схемы было осуществлено сравнение с такими общепринятыми аргументами как аргумент к человеку (ad hominem) и аргумент к последствиям (ad consequentiam), учтены особенности механизма планирования действий. При построении корпуса критических вопросах были использованы такие понятия философии действия, как проблема каузальной атрибуции, понятие контроля.

Продемонстрирована несостоятельность позиции, согласно которой навык критического мышления может быть приобретён отдельно, в отрыве от освоения теоретических основ аргументации. Был зафиксирован ряд пробелов в современной теории аргументации: неудовлетворительная работа концепций скрытых посылок, неполные таксономии схем аргументации, отсутствие ясно проговариваемых эвристических принципов конструирования новых схем в зависимости от заданных коммуникативных задач. Компетентность агента в области аргументации зависит от глубины аналитических и креативных способностей, а  строгость следования стандартной трактовке, когда оценка аргумента фундирована его анализом, - от навыков идентификации аргумента. Недостаток теоретической базы обнаруживает себя в первую очередь в нарушении порядка выполнения задач критического мышления и аргументации, когда оценка даётся до анализа, а анализ проводится до идентификации некой коммуникативной структуры как аргумента. Выдвинута гипотеза о возвращении к дискуссиям о соотношении идеографического и номотетического взглядов на теорию аргументации в контексте задач, сопряжённых с производством новых аргументов.

В рамках решения задачи по созданию перечня формальных механизмов репрезентации когнитивных агентов с целью выявления особенностей изменения их эпистемических уточнены особенности суперпозиции неклассических дедуктивных установок и эпистемических презумпций агентов. Под дедуктивными установками, или дедуктивными презумпциями, понимается различная трактовка понятий логической истинности и следования. В качестве неклассической базовой логики было выбрано эпистемическое расширение интуиционистской логики. Были предложены динамические расширения (системы IPAL<>, IPAL[], IEPAL<> и IEPAL[]) двух конкретных формальных систем эпистемической интуиционистской логики IEL и IEL- и интерпретация взаимосвязи понятия истинности и знания (убеждения) в данных логиках. Показано, что альтернативное понимание истинности не просто как доказуемости, но скорее как наличия у агентов доказательства того или иного утверждения приводит к необходимости пересмотра понятия «знание» в такой системе, что сказывается и на способах изменения эпистемических состояний, которые зависят не только от надежности источника информации, но также и интерпретации знания. Различное понимание истинности и знания в интуиционистской и классической эпистемических логиках влечет ограниченность применимости каждой из данных формальных структур.

В ходе анализа паттернов предъявления моральной аргументации были уточнены границы применимости понятия интеллектуальной честности, и предъявлен ряд доводов против того, чтобы опираться на аргументы морального характера при выборе между конкурирующими теоретическими концепциями: историческая изменчивость господствующих моральных установок и опирающихся на них моральных аргументов, их необщезначимый характер, а также идеологическая окрашенность. Отклонение такого рода аргументов с опорой на положения морального реализма имеет своим следствием фрагментацию любого теоретического дискурса, результатом которой является положение дел, при котором аргументы, валидные для одной группы исследователей, не являются таковыми для другой группы. Подобная фрагментация потенциально способна дойти до стадии атомизации, при которой у каждого исследователя имеется свой собственный набор допустимых типов аргументов и правил вывода, отличающийся от наборов, признаваемых его коллегами. Угроза подобного рода последствий предполагает целесообразность определённого ограничения использования моральной аргументации в теоретических дискуссиях.

В целях дифференциации типов обоснования точек зрения и действий было проведено разграничение между выдвижением аргументов, осуществляемым в теоретической или практической аргументации по существу, от аргументации, которая является действием сама по себе. Это позволило выделить сферу аргументативной акциональности, целью которой выступает не убеждение аудитории, а удержание определённого дискурса, включая, возможно, контроль над ним. На примерах политической и правовой аргументации исследован аргумент к будущему и показано, что правовая дискуссия открывает путь для социального проектирования, поскольку даёт возможность виртуального вовлечения виртуальных участников будущего, осуществляющих оценку хода и результатов текущих столкновений. Хотя аргументы к будущему в большинстве случаев проваливаются как тактически так и стратегически, социо-культурная контекстуальность права придаёт аргументу к будущему каждый раз новое звучание, сохраняя, однако, характер его действенности. В отличие от многочисленных работ, рассматривающих делиберативность в политике как норму и конститутивный механизм политического поля, проведенное разграничение предполагают иной взгляд на делиберативность со стороны аргументации как таковой и позволяет увидеть в нарушении её обычных механизмов внесение новых задач удержания дискурса. Выводы получены при помощи теоретического аппарата теории делиберативной демократии Роулза и Хабермаса, концепций анализа дискурса в традиции, восодящей к Фуко, концепта ограниченной рациональности и понятия политического процесса Майерхенриха и Пендаса.

В рамках решения задачи по верифицированию классификации типов обоснований был проведен аргументативный анализ текстов, содержащих экономические, политические, правовые и нравственные делиберации и были выявлены группы наиболее используемых аргументативных и квазиаргументативных паттернов, характерных для современности и инвариантных для различных исторических периодов. Среди собственно аргументативных паттернов преобладают энтимема и наведение, описанные еще Аристотелем, однако «адаптированые» под стилистику современной риторики. Анализ квазиаргументативных паттернов с позиций теории принятия решений Д.Канемана показал, что наиболее распространенными являются паттерны, адресованные первой (иррациональной, быстрой) когнитивной системе. Было установлено, что именно квазиаргументативные паттерны являются исторически обусловленными и во многом отражают стиль мышления эпохи. Компаративный анализ групп аргументативных паттернов, используемых в делиберациях различной тематики, выявил схожесть между собой современных текстов. Большинство делибераций отвечают требованиям, предъявляемым сегодня делиберациям экономическим (т.е. полностью соответствуют специфике так называемого «продающего текста»).  Хотя эти результаты представляются новыми, они полностью конгруэнтны пониманию современного общества как общества потребления, и прагматически гармонично вписываются в его риторику.

В рамках решения задачи создания комплексной классификации ИТ-приложений для моделирования делиберативной аргументации было выявлено существующее программное обеспечение, предназначенного для моделирования, анализа и обучения навыкам аргументации и критического мышления:  1) на основе собственного опыта использования такого программного обеспечения; 2) на основе анализа научных публикаций, отражающие исследования широкого спектра, которые тем или иным образом затрагивают как программное обеспечение, так и теоретические методы и подходы к моделированию делиберативных рассуждений и аргументации. Поиск был произведён по индексной базе информационно-поисковой системы Академия Гугл (https://scholar.google.ru), а также в научной социальной сети Academia (https://www.academia.edu) по запросам, содержащим следующие термины: «deliberation», «argumentation», «online», «software», «systems», «tools».

С помощью системы Voyant-Tools (https://voyant-tools.org) был обработан сформированный корпус текстов на частотное распределение названий программного обеспечения, что позволило выявить наиболее часто рассматриваемые и применимые системы. Отобранное и ранжированное программное обеспечение было разбито на несколько основных категорий в соответствии с основным назначением: моделирование аргументации; визуализация критических и делиберативные рассуждений; майндмэппинг.

Для выявления концептуальных основ функционирования рассматриваемых программных продуктов были применены различные методы: 1) концептуальные основания выявлены в практике его применения; 2) характеристики некоторых программных систем описаны в учебно-методической и научной литературе; 3) разработчики отдельных решений сами описывают основные принципы их функционирования; 4) концептуальные особенности функционирования некоторых представителей подобного программного обеспечения исследованы и представлены в соответствующих научных публикациях.

На основе анализа назначения и основных функций выявленного программного обеспечения, были определены концептуальные основания его функционирования. Они разделены на две группы – по основанию дескриптивности/нормативности и по модифицируемости рассуждений. Исходя из этого предложены две предварительные классификации программных систем и приложений, а также теоретических описаний, которые могут быть использованы для классификации и создания подобного ПО.

Результаты исследований доложены на 4 международных конференциях, сделано 10 докладов членов команды, ход исследований обсужден на семинаре по проекту 14.01.2021 в рамках 2 Всемирного дня логики. Результаты отражены в 17 публикациях по проекту, включая 7 статей в рецензируемых периодических изданиях.

Аннотация результатов, полученных в 2021 году

План исследований 2021 г., в целом, выполнен, запланированные результаты получены по всем четырем направлениям исследования, содержательному, функциональному, формальному и прикладному, что вносит весомый вклад в успешное завершение исследований по проекту в 2022 году. Выявлено два вида делиберативных споров, чисто делиберативный спор о том, как надлежит поступить для достижения данной цели, и модулярный делиберативный составной спор о выборе цели действий в создавшейся ситуации, нуждающейся в изменении. Значение данного результата состоит в том, что он подтверждает первоначальную гипотезу проекта. Она заключалась в том, что дискурсивный спор об истинности предложения является частным случаем модулярного, или составного, делиберативного спора. Модулярный спор охватывает три стадии делиберативного процесса: делиберация о повестке, спор когнитивистского характера по существу вопроса, чисто делиберативный спор о действии. Установлено, что агентные роли применительно к каждой стадии (видам споров) могут быть связаны со статусными агентными обязательствами сохранения или модификации статуса (спор о повестке), истины (дискурсивный спор) и добродетели (чисто делиберативный спор). Такое разграничение в агентных профилях подтверждает дифференциацию видов (стадий) делибераций и указывает на необходимость учитывать соответствующие агентные профили при разработке алгоритмов оценок отдельных аргументов и поиска решений спора. Показано, что состав онтологических обязательств и метаэтических установок агентов моральных дискуссий оказывает определяющее воздействие на набор эффективных стратегий подрыва и опровержения моральных аргументов, а также на перспективы разрешения моральных споров. Выработан алгоритм оценки приемлемости делиберативных аргументов применительно к разным видам споров; показано, что для разных делиберативных споров, или стадий делиберации, потребуются разные диалоговые протоколы.

С учетом двух видов споров модифицирована и протестирована относительная система логики аргументации для репрезентации чисто делиберативного спора. Для репрезентации модулярного спора необходимо сначала разграничить в нем стадии делиберативного процесса и затем использовать для их репрезентации соответствующие системы логики аргументации. Еще одним подтверждением первоначальной гипотезы проекта стал вывод о том, что в формально-игровом представлении аргументации глобальную игру на общезначимость формулы можно понимать как более общую по отношению к локальной семантической игре на ее доказуемость, либо как игру с неполной информацией, где роли игроков становятся несимметричными.

В целях решения философского парадокса, связанного с дихотомией «действие — уклонение от действия», выделено четыре вида не-действия в смысле уклонения от действия, включая намеренное бездействие, и действие, совершаемое намеренно плохо и проч. Намечен подход к формулированию новой схемы аргументации, ссылающейся на выученную беспомощность и предложены способы отличить при помощи критических вопросов реальную беспомощность когнитивного и некогнитивного характера от выученной беспомощности, которая несовместима с эпистемической установкой и акциональной историей агента. Выявлено, что аргументативные средства продающих текстов инвариантны, тогда как презентация, стилистика и содержательные аспекты рекламной аргументации зависят от специфики ее целевой аудитории. Разработан корпус критериев, которые необходимо учитывать при разработке программного обеспечения для моделирования делиберативной аргументации с функцией оценки аргументов и поиска решений.

Результаты исследований 2021 г. вносят вклад в решение центральной проблемы проекта - создание комплексного определения делиберативной аргументации, а также ее универсальной репрезентации средствами логики аргументации, функционального представления при помощи специального делиберативного протокола, функционального представления при помощи специального делиберативного протокола и общего алгоритма поиска решения делиберативного спора.

Результаты исследований были доложены на 13 международных и всероссийских конференциях, в т.ч. на 9 с публикацией тезисов в материалах конференции, а также опубликованы в 16 публикациях, включая 7 статей в журналах или продолжающихся изданиях и 1 главу в монографии. Состоялся семинар по проекту в рамках круглого стола на XIII Международной конференции «Теоретическая и прикладная этика-2021».